Верховный Суд в определении от 27.06.2019 по делу № 301-ЭС19-2351 выразил правовую позицию, согласно которой удержание как способ обеспечения исполнения обязательств сохраняет свое действие и в банкротстве, поэтому с учетом положений статьи 360 ГК РФ в рамках дела о несостоятельности обеспечительные права кредитора реализуются по аналогии с правилами о залоге (статьи 18.1, 138 Закона о банкротстве):

«Поскольку удержание по своей правовой конструкции имеет общие черты с залогом, предполагающим передачу владения залогодержателю, права ретентора подлежат осуществлению применительно к разъяснениям, приведенным в пункте 10 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя», по смыслу которых кредитор, владеющий заложенным (удерживаемым) имуществом, обязан передать это имущество в конкурсную массу должника в процедуре, предполагающей обращение взыскания».

Следует отметить, что ранее судебная практика решала данный вопрос по-другому.

В постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 27.02.2018 N Ф06-26509/2017 по делу N А12-4026/2017 содержится следующий вывод:

«Закон о банкротстве не содержит положений, позволяющих учитывать требования кредиторов, обеспеченные иными способами, в том числе удержанием имущества должника, как требования, обеспеченные залогом имущества должника».

В постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.11.2017 N Ф07-10245/2017 по делу N А56-5579/2016 также указано, что:

«Закон о банкротстве исключает возможность удовлетворения реестровых требований, подтвержденных судебными решениями, в индивидуальном порядке и не содержит предписаний о привилегированном положении лица, в пользу которого обращено взыскание на имущество, удерживаемое в обеспечение исполнения обязательств должника. Наоборот, правоотношения, связанные с банкротством, основаны на принципе равенства кредиторов, требования которых относятся к одной категории выплат (пункт 4 статьи 134 Закона о банкротстве). Поэтому удержание имущества должника и обращение на него взыскания не порождает таких залоговых свойств, которые позволяют кредитору получить приоритет при удовлетворении его требований в процедурах банкротства.

Таким образом, в силу наличия законодательного регулирования правоотношений основания для применения аналогии закона отсутствуют.

В связи с изложенным суд округа приходит к выводу о том, что требования кредитора ООО «Финансовый консультант N 1» не могут быть признаны обеспеченными залогом в силу удержания кредитором имущества должника».

Аналогичный вывод содержится и в постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 13.10.2017 N Ф10-3918/2017 по делу N А36-6243/2016:

«В силу пункта 1 статьи 1 Закона о банкротстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации настоящий Федеральный закон регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

По мнению суда округа, удержание имущества должника и залог имущества являются самостоятельными способами обеспечения исполнения обязательств. Закон о банкротстве не содержит положений, позволяющих учитывать требования кредиторов, обеспеченных иными способами, в том числе удержанием имущества должника, как требования, обеспеченные залогом имущества должника, в связи с чем предъявление и удовлетворение этих требований производится в порядке и очередности, которые установлены Законом о банкротстве для требований, не обеспеченных залогом имущества должника.

Таким образом, в силу наличия законодательного регулирования правоотношений, основания для применения аналогии закона отсутствуют.

В связи с изложенным, суд округа приходит к выводу о том, что требования кредитора ООО «ОКА» не могут быть признаны обеспеченными залогом в силу удержания кредитором имущества должника».

Таким образом, подход ВС РФ видимо поменяет сложившуюся судебную практику относительно возможности придания приоритета кредиторам, требование которых обеспечены таким способом обеспечения как удержание.

× Онлайн чат